Е.В.Шудрова. Открытка периода Великой Отечественной войны в собрании Государственного музея городской скульптуры

В дни празднования 75-летия Победы, Государственный музей городской скульптуры предлагает вашему вниманию виртуальную выставку открыток, часть общей музейной экспозиции, которую сотрудники готовили к юбилейной дате.

С самых первый дней, когда город перешёл на военное положение, большинство заводов, предприятий, музеев отправляются в эвакуацию. 24 июня 1941 г. Решением Ленгорисполкома прекращен доступ посетителей в Эрмитаж и Русский музей, а также запрещены гулянья в парках пригородных музеев, начата работа по эвакуации музейных предметов вглубь страны. 25 июня выходит Решение Исполнительного комитета Ленгорисполкома № 162 «О мероприятиях по укрытию городских памятников», где в приложении дан список из десяти монументов — большинство из них переданы на музейный учёт в 1939 году.[1] Важным аспектом деятельности музея в годы блокады стало укрытие вверенных ему памятников города и Некрополей, этой работой занимался целый ряд организаций, в том числе Музей городской скульптуры. Эта тема нашла отражение и в открытке.

Жизнь в блокированном Ленинграде не прерывалась даже в самый тяжёлый период. В городе продолжают действовать культурно-просветительные учреждения, к числу которых относились не только «оставшиеся в строю» музеи, библиотеки, театры. Работали типографии и издательства, учреждения стратегического значения, занимавшиеся помимо прочего выпуском открыток. Как весь город, они трудились самоотверженно: порой художникам в типографиях для того, чтобы снять с литографского камня готовый лист, приходилось отогревать его теплом своего тела. В блокадное время деньги не отменялись, продовольствие не только выдавалось по карточкам, продукты и другие необходимые вещи можно было купить. Работающим выплачивалась заработная плата, иждивенцам, детям – пособия, пенсии и т.д. Не только хлеб, но и кипяток – продавались.[2] Поэтому для художников важна была возможность работать и получать зарплату.«Художественные силы» были востребованы в создании агитационной печатной продукции, плакатов, открыток.

Открытка всегда являлась эффективным и массовым средством печатной пропаганды и агитации, особенно актуальным в военные годы. В открытке периода Великой Отечественной показаны подвиги советских бойцов, работа в тылу; популярны были карикатуры на врага. Только за первые три года войны в Ленинграде выпущено 334 наименования открыток с разными сюжетами, тиражом 6,768 тысяч экземпляров.[3] Выпуском открыток занимался ряд издательств, в том числе военных, представленные в экспозиции открытки изданы в Ленинграде во время блокады и сразу после ее окончания.

Газеты, выходившие в 1941 году, освещали многие аспекты военного времени, в том числе информировали о выпуске открыток и введении особого военного положения. 27 июня «Смена» сообщает: «Ленинградское отделение издательства «Искусство»…приступает к изготовлению оборонных художественных открыток и лозунгов ПВХО».[4]А 28 июня «Ленинградская правда» публикует «Приказ гарнизону города Ленинграда №1 «Об обеспечении общественного порядка и государственной безопасности в г. Ленинграде», где в п.5 сказано: «Запретить фотографирование и производство киносъёмок в пределах г. Ленинграда «без разрешения коменданта Гарнизона г. Ленинграда»[5]. 8 июля 1941 года та же «Ленинградская правда» извещает:«…запрещается приём и посылка почтовых открыток с видами или наклейками фотографий…»[6]. Поэтому фотооткрытка исчезает из обихода, на первый план выходит графическая, рисованная открытка. Сама природа графики, её оперативность, манёвренность и возможность тиражирования и распространения так вторили тем же свойствам и функциям открытки, что это не могло не найти воплощения в появлении особого вида почтового отправления – почтовой открытки Великой Отечественной войны. Как сказано выше, привычная видовая фотооткрытка в военный период выходит из употребления. Исключением были, например, несколько открыток с видами ленинградских памятников, изданные Государственным Русским музеем в 1944 году. На адресной стороне этих открыток указано: «по фототеке Музея городской скульптуры». Вероятно, для этой работы были использованы довоенные фотоматериалы музея (илл.25-26).

Таким образом, суровые реалии времени, военное положение, в том числе недостаточность промышленных ресурсов, приводят к тому, что открытка периода блокады становится только рисованной. Несмотря на то, что для возможности делать зарисовки на улицах блокированного города художникам также нужно было получить разрешение. К работе над созданием открыток привлечены многие замечательные мастера. В фонде открытки Музея городской скульптуры есть экземпляры, созданные по рисункам Николая Александровича Павлова, Валентина Александровича Каменского, Александра Фёдоровича Пахомова, Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой, Виктора Васильевича Морозова, Якова Осиповича Рубанчика и других. На многих открытках изображены монументы, за сохранность которых отвечал наш музей.

Один из музейных объектов, Нарвские триумфальные ворота, изображён художниками Э.А. Будогоским и С.К. Вишневецкой. Противотанковые надолбы, блиндажи, колючая проволока, аэростат воздушного заграждения у Будогоского и отряды моряков-пехотинцев, уходящих на передовую ненастным осенним днём под косыми струями дождя у Вишневецкой, оба автора включают в композицию и Нарвские ворота, памятник триумфаторам-победителям. (илл.1-2)

По акварелям архитектора-художника В.А. Каменского, в годы войны участвующего в укрытии памятников и сотрудничавшего с музеем, в 1943 году издана серия открыток. В нашей коллекции несколько из них, например, памятник Николаю I, скрытый защитным сооружением, Ростральная колонна на фоне мрачного неба, снова Нарвские ворота и Аничков мост, с проезжающими на фронт танками. На устоях моста уже нет бронзовых конных групп, укрытие которых закончено было в 1943 году. Эти работы Каменского объединяет тревожное настроение первых военных лет, сдержанный колорит. Графику архитектора обычно отличает умение воспринимать объём, точно фиксировать детали, вместе с тем, невзирая на технику исполнения, создавать художественно законченное произведение. (илл. 3-6).

 Для А.П. Остроумовой-Лебедевой город – всегда главное действующее лицо, это особенность её творчества. При этом художница уточняла, что не хочет показывать город искалеченным войной. Ленинград в её прочтении сохраняет свои прекрасные, величественные черты, может быть ставшие чуть суровее. Казалось бы, привычный, не тронутый войной облик города оставлял не менее сильное впечатление и воздействовал на человека не менее сильно, чем агитационный призыв к борьбе и победе. В воспоминаниях А.П. Остроумовой-Лебедевой приводится письмо бойца, который пишет, что «одинаково долго» смотрит на открытки художницы и фотографию любимой дочери. «Вспомнились Ваши сфинксы у Академии художеств, и спокойно стало на сердце»[7]. В нашей коллекции представлены несколько открыток Остроумовой-Лебедевой 1943 года с видами Смольного, Летнего сада и Ростральной колонной (илл.9-11).

Рисунки Н. А. Павлова запечатлели трагические и будничные сцены из жизни блокадного города: бомбёжки, боевые дежурства, уборку снега, марширующие на фоне памятников воинские подразделения, укрытые памятники (илл.12-24,28,29). На двух открытках по рисункам Н.А. Павлова Дворцовая площадь с Александровской колонной. Здесь отображены реалии военного времени: видны леса вокруг колонны, выстроенные для так и не начатой перед войной реставрации и военная техника на площади. Дважды изображает художник защитные сооружения у Медного всадника – летом 1941 года, во время их строительства, и суровой блокадной зимой, под защитой артиллерии (илл.12,28).

 Издавались открытки по книжным иллюстрациям, например, книгу поэта Николая Тихонова «Ленинградский год» иллюстрировал художник Виктор Васильевич Морозов. В музее находятся две открытки с этими репродукциями. На одной изображена Дворцовая площадь в ненастный день, слева Александровская колонна в лесах, у ее подножия – аэростаты противовоздушной обороны Вторая «Ленинград в апреле 1943 года» графическое изображение Невы, военных кораблей и Исаакиеевского собора (илл.7-8). В.В. Морозов принимал участие в разработке серии открыток «Ленинград в дни Отечественной войны», в оформлении которой появляется великолепно графически им исполненная адресная сторона с разнообразными сложными заставками, в них помещена надпись «Великая Отечественная война» на фоне знаменитых архитектурных памятников города (Смольный, Медный всадник, Ростральные колонны) и Невских панорам. Иногда здесь указаны год издания и название издательства.

Памятники города вместе с Ленинградом героически прожили блокаду и все военные годы. Небольшой прямоугольник картона с изображением ленинградских улиц и набережных, памятников и площадей был не просто рисунком, а оружием, средством борьбы и стимулом к победе. Открытка военной поры – свидетельство не только несломленного духа, но и немеркнущей красоты города-героя.

 Военная открытка, издававшаяся в блокадном городе, по-особому важна и дорога музею, ведь в ней нашла отображение та колоссальная работа по укрытию памятников, которую выполняли наши предшественники. Образ любимого города, не сдавшегося и непокорённого, его памятники, оберегаемые музейщиками и увиденные глазами блокадных художников, прекрасны и вечны.


[1] Ленинградский музей городской скульптуры в близком к настоящему виде создан по Решению Президиума Ленинградского Совета РК и КД от 14 июля 1939 г. прот.№ 202, п.7

[2]Ленинградская правда, 7.12.1941,  № 292 (8085) с.4, «О снабжении населения кипятком»

[3] А.В. Костин. Лубки, плакаты, открытки // Художники города-фронта: Воспоминания и дневники ленинградских художников. Л.: Художник РСФСР, 1973

[4] Смена, 27.06.1941, № 149 (4877) с.4

[5]Ленинградская правда, 28.06.1941, № 150 (4878) с.4

[6]Ленинградская правда, 8.07.1941, №160 (7953) с.4

[7]А.Остроумова-Лебедева. Из дневника //Художники города-фронта: Воспоминания и дневники ленинградских художников. Л.: Художник РСФСР, 1973, с.300-310

©Е.Шудрова

©ГМГС, 2020

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой: